Статья №2.

Кто изобрел велосипед

Вот что я прочитал на сайте «Москва-24» в выпуске от 25 марта 2014 г.:  

«С идеей облегчения веса повозки за счет сокращения числа колес с четырех до двух в 1801 году выступил крепостной крестьянин Ефим Артамонов, работавший слесарем на Нижнетагильском заводе.

Так появился ПЕРВЫЙ В МИРЕ /выделение слов мое. – А.Т.) педальный самокат – прообраз будущего велосипеда, весом 60 кг. Он был очень прост в конструкции: два колеса (спереди большое, сзади маленькое), соединенные железными полосами, располагались одно за другим. На оси переднего колеса были укреплены рычаги. Нажимая на них ногами, можно было приводить самокат в движение. Самокат не падал только тогда, когда ехал. Сохранять равновесие в неподвижном состоянии он не мог.

Есть данные, что изобретатель совершил успешный пробег на своем велосипеде из уральского села Верхотурье в Москву (около 2-х тысяч верст)! В это путешествие крепостного Артамонова послал его хозяин — владелец завода, который захотел удивить Александра I «диковинным самокатом».

За изобретение велосипеда Артамонову со всем его потомством была дарована свобода от крепостной зависимости».

 

***

На самом же деле, «велосипед Артамонова» – выдумка от начала и до конца. Её сочинил экономист и краевед Василий Дмитриевич Белов (ок. 1726—1910), из семьи известных уральских заводчиков Беловых. В его книге «Исторический очерк уральских горных заводов» (СПб, типография Исидора Гольдберга, 1896) без ссылок на какие-либо источники сказано:

«Во время коронования императора Павла I, следовательно в 1801 году, мастеровой уральского Тагильского завода Артамонов бегал на изобретённом им велосипеде, за что по повелению императора получил свободу со всем своим потомством».

Историк и географ Иван Яковлевич Кривощеков (1854—1916) в 1910 г. включил это сообщение (со ссылкой на В.Д. Белова) в свой «Словарь Верхотурского уезда Пермской губернии», исправив только имя императора, так как в 1801 г. в Москве короновался не Павел I, а Александр I.

А в 1922 г. в музее-заповеднике Нижнего Тагила неизвестно откуда появился старинный металлический велосипед, представленный как «велосипед Артамонова». 

***

В ходе кампании по «борьбе с космополитизмом» в СССР усиленно искали «русские приоритеты» во всех областях науки и техники. И выдумка В.Д. Белова пришлась очень кстати.

В 1948 г. вышла вторым изданием книга Виктора Васильевича Данилевского (1898—1960) «Русская техника», где Артамонову посвящен один абзац:   

«Тогда же в Нижнем Тагиле трудился крепостной мастер Артамонов, о котором сохранились рассказы, как он приехал с Урала в Москву на коронацию Александра I на двухколёсном железном велосипеде, изобретённом им задолго до того, как на Западе пришли к подобной идее».

Через год заметку об Артамонове (с ложной ссылкой на В.В. Данилевского, который якобы писал о нескольких велосипедах Артамонова) включили в Большую Советскую Энциклопедию:   

«Артамонов Е. М., русский изобретатель, крепостной. Работал слесарем на Нижнетагильском заводе (ныне город Нижний Тагил). В 1801 построил первый двухколёсный цельнометаллический велосипед». (БСЭ, 2-е изд., 1950, том 3).

В 1954 г. у Артамонова «появились» имя и отчество (Ефим Михеевич) и даты жизни (1776—1841). Это сделал в своем биографическом справочнике свердловский профессор, доктор исторических наук Анатолий Григорьевич Козлова (умерший в 1984 г.), естественно, без ссылок на какие-либо источники.

(См.: Козлов А.Г. Творцы техники на Урале. XVII – XX вв. Биографический справочник. Свердловск, 1954. /

Заметку из 2-го издания БСЭ позже перепечатали и в 3-м издании, добавив годы жизни. 

В дальнейшем биография Артамонова обрастала всё новыми «подробностями». Так, в конце 1950 — начале 1960 гг. пермский краевед Александр Кузьмич Шварц объявил Ефима и его отца Михея «искусными строителями барж» и сообщил еще вот что:

«Ефим помимо велосипеда изобрёл насос по откачке воды на баржах и „коляску-самоход“, прототип автомобиля, только с паровым двигателем, который, как известно, использовался для перевозки грузов на Нижнетагильских заводах».  

Как вам, уважаемые читатели, «залепуха» насчет автомобиля с паровым двигателем?   

Кроме того, Шварц указал «точные даты» и некоторые детали удивительного велопробега из Нижнего Тагила в Москву. Шварц писал, что Артамонов добирался из рабочего посёлка Нижнетагильского завода (ныне город Нижний Тагил) в Москву сплавом по рекам, и только с набережной Москва-реки своим ходом до Успенского собора в Кремле. И что в это путешествие крепостного Артамонова якобы послал хозяин — владелец завода, который решил удивить царя Александра I «диковинным самокатом». А добрый царь-батюшка тут же повелел дать «вольную» талантливому самоучке.  

Но в 1981 г. некий Сергей Дмитриевич Охлябинин в свой книге «Давай изобретем велосипед» выдвинул новую версию. Мол, Артамонова не только не освободили из крепостного рабства, а наоборот, отправили в ссылку за своеволие и «неразумную трату железа»! 

Наконец, в Нижнем Тагиле и в Екатеринбург уже в XXI веке установили памятники «изобретателю велосипеда Ефиму Артамонову». 

***

В 1980-е годы появились статьи, разоблачившие все эти выдумки. Во-первых, поиски в архивах не дали никаких сведений о нём. Во-вторых, самодельный велосипед, выставленный в музее, оказался сделанным из мартеновской стали, то есть не раньше 1876 года.

Зато были найдены сведения о тагильском крепостном механике Егоре Кузнецове-Желинском (1725—1805), который изобрел конные «музыкальные дрожки» со счетчиком оборотов колеса (верстомером) и с органом. Во время коронации Александра I он преподнёс эти дрожки вдовствующей императрице Марии Федоровне (1759—1828), за что повелением сына-царя был освобождён «от крепости» со всей семьёй.

Вместе с Егором в Москву приехал его племянник слесарь Артамон Кузнецов, который, хотя «никакого отличия против других равно с ним работы исправляющих не делал», тоже получил «вольную» со всей семьёй. Именно это событие послужило историческим зерном для создания легенды В.Д. Беловым.   

Никаких упоминаний об Артамонове не обнаружено ни в церемониальных (камер-фурьерских) журналах 1796, 1797 и 1801 гг., ни в «повестке по случаю кончины Его императорского величества государя императора Павла Петровича», ни в описании коронации Его императорского величества Александра Павловича, ни в «Списке о всех милостях, излиянных покойным государем Павлом I в день его коронации 5 апреля 1797 года».

Ничего нет о нем в архивах канцелярии Н.Н. Новосильцева, созданной в 1801 г. и занимавшейся рассмотрением технических изобретений, нет и в подборках материалов о крепостных изобретателях, публиковавшихся в «Отечественных записках» П. П. Свиньина в 1818—1830 гг. Не найдено абсолютно никаких документов, которые бы подтверждали рассказ Белова.

Что же касается «велосипеда Артамонова», выставленного в музее, то в 1986—87 гг. был осуществлен металлографический анализ образцов металла. Этот анализ организовала научная сотрудница Нижнетагильского музея Т.В. Комшилова (Смирнова). Первый образец отрезали от обода колеса музейного велосипеда, второй — от демидовского железа с клеймом «CCNAD». Анализ проводился в двух лабораториях.

Сначала начальник лаборатории металловедения Нижнетагильского металлургического комбината М.А. Стамбульчик и сотрудник лаборатории Е.С. Капустина провели химический анализ и микроанализ образца, вырезанного из колеса артамоновского велосипеда, и образца с клеймом XVIII—XIX веков. Идентичность исследуемых образцов не была подтверждена. На основании анализа кандидат технических наук Н.А. Мезенин сделал заключение: металл колеса выплавлен в мартеновской печи.  

Затем дополнительный анализ процентного содержания азота в исследуемых образцах металла провели в Уральском научно-исследовательском институте чёрных металлов (Свердловск) под руководством С.Б. Шубиной. Окончательное заключение на основании данных анализа сделал инженер-металлург, доктор экономических наук, профессор В.И. Довгопол:

«Можно утверждать, что имеющийся образец велосипеда изготовлен из мартеновского металла не ранее 70-х годов XIX века».

Дело в том, что первая мартеновская печь появилась на Урале в 1876 г. А сам способ получения стали в пламенной регенеративной печи Пьер Мартен придумал в 1864 г. Так что Артамонов, даже если бы он существовал на самом деле, никак не мог изготовить этот велосипед. Ведь он «умер» в 1841 г.!   

Таким образом, результаты металлографического анализа и полное отсутствие документальных источников доказали, что велосипед, экспонировавшийся ранее в Историко-краеведческом музее Нижнего Тагила, а ныне — в Доме-музее Черепановых, не является оригинальной моделью начала XIX века или хотя бы её копией.

Результаты анализа Т.В. Комшилова и С.А. Клат опубликовали в статье «Велосипед Артамонова: легенды и документы» в газете «Тагильский рабочий» (14 и 18 марта 1987 г.).

Позже появилась статья «Как творятся мифы в истории» в журнале «Вопросы истории естествознания и техники» за 1989 год (авторы В.С. Виргинский, Г.Н. Лист, С.А. Клат, Т.В. Комшилова). 

 

Так кто же изобрел велосипед?

Немецкий профессор, барон Карл фон Дрез (Karl von Drais; 1785—1851) из города Карлсруэ в 1817 г. создал, а в 1818 г. запатентовал первый двухколёсный самокат, который он назвал «машиной для бега» (Laufmaschine). Самокат Дреза был с двумя колёсами, имел руль и выглядел как велосипед без педалей; рама была деревянной.

Кстати говоря, Дрез изобрел ещё такие полезные вещи как мясорубку и пишущую машинку. Он же построил первую самоходную железнодорожную платформу, названную в его честь «дрезиной».  

После него появились другие модели самокатов.

Слово «велосипед» (vélocipède) придумал француз Жозеф Нисефор Ньепс (1765—1833) для обозначения усовершенствованного самоката Дреза, который он снабдил седлом с изменяемой высотой*.

/* Тот самый Ньепс, который изобрел фотографию! / 

В 1839—40 гг. шотландский кузнец Киркпатрик Макмиллан добавил к самокату Дреза педали. Таким образом он создал велосипед, похожий на современный. Педали толкали заднее колесо, с которым были соединены металлическими стержнями и шатунами. Руль поворачивал переднее колесо, а велосипедист сидел между передним и задним колесами. Но велосипед К. Макмиллана остался малоизвестным.

В 1862 г. 19-летний француз Пьер Лалман из города Нанси, который мастерил детские коляски, придумал оснастить самокат педалями на переднем колесе. В отличие от велосипеда Макмиллана (о котором Лалман не знал), на его машине педали нужно было крутить, а не толкать. В 1863 г. Лалман переехал в Париж, где построил первый велосипед, похожий на современные.

В 1864 г. каретный мастер Пьер Мишо (1813—1883) из Лиона, вместе с братьями Оливье, оценив  машину Лалмана и в сотрудничестве с ним, начал выпуск велосипедов с педалями. При этом Мишо делал раму велосипеда металлической, из двух чугунных деталей, соединенных между собой.

Лалман, недолго поработав в компании Мишо и Оливье, уехал в США и там в ноябре 1866 г. взял патент на своё изобретение. В определенном смысле именно П. Лалман явился фактическим изобретателем велосипеда. До него были самокаты.  

В 1867 г. изобретатель Каупер предложил удачную конструкцию металлического колеса со спицами.

В 1870 годы приобрели популярность велосипеды английской схемы «пенни-фартинг». Название обозначало несоразмерность колёс. Монета «пенни» (переднее колесо) была намного больше «фартинга» (заднее колесо). 

К втулке переднего колеса были прикреплены педали, а седло ездока находилось почти прямо сверху от них. Большая высота сидения и смещение центра тяжести к переднему колесу, делали такие велосипеды опасными, особенно для физически неразвитых и неловких людей. Проблему решили за счет улучшения опоры: заднее колесо стали разделять на два, превратив двухколесный велосипед в трехколесный.

В 1878 г. английский изобретатель Лоусон придумал цепную передачу от оси педалей к звездочке на втулке колеса.

Наконец в 1884 г. другой английский изобретатель, Джон Кемп Старли (John Kemp Starley; 1854—1901) сделал первый велосипед, очень похожий на современные. Он назвал его «Rover» («Скиталец», или «Бродяга»). В 1885 г. Кемп начал серийно выпускать этот «байк».  В отличие от велосипеда типа «пенни-фартинг», «Ровер» имел цепную передачу на заднее колесо, близкие по размеру колёса, а велосипедист сидел на подпружиненном седле. Его устойчивость была намного выше, чем у «пенни-фартинга».

В последующие два десятилетия конструкторы продолжали совершенствовать велосипеды и создали примерно такие, на каких мы ездим сейчас. Так, в Швейцарии в 1905 г. был принят на вооружение армии образец МО-05. Его без изменений выпускали 85 лет подряд, с 1905 по 1989 год! За это время изготовили 68 614 военных «байков».    









Этот велосипед, выставленный в музее, ошибочно называют велосипедом Артамонова              Самокат Карла Дреза











Велосипед П. Мишо с педалями                                                                     Велосипед П. Лалмана (1865)

 Велосипед типа «пенни – фартинг»                                                    Велосипед Д. Кемпа «Rover»

 .