Статья №6.

Кто изобрел танк? 

А. Тарас

 

Из области вымыслов  

На сайте «Экспресс-газеты» в статье «Чего вы наверняка не знали про первый в мире танк» автор, Анна Русич, 18 мая 2018 г. написала:

«18 мая 1915 года в России был испытан первый в мире танк. Он мог проехать человеку по ноге и не отдавить ее. Но при всей своей легкости «Вездеход» должен был стать полноценной боевой машиной. И стал бы, если бы его изобретателю дали возможность довести разработки до конца.

9 января 1915 года Александр Пороховщиков смог прорваться на прием к генералу Данилову, который был начальником снабжения Северо-Западного фронта. В этот день он подал заявку, приложив чертежи и смету. Уже через 4 дня проект был одобрен, смета подписана, и постройка «Вездехода» пошла полным ходом.

18 мая того же года машина была успешно испытана. По ровной дороге она развивала скорость до 25 км/ч, что на порядок превосходило зарубежные образцы первых танков, появившихся позже.

Конечно, танком назвать созданную конструкцию сложно. Скорее, это был прототип танкетки – самоходной машины, рассчитанной на экипаж из одного, максимум двух человек.

К моменту демонстрации в июле у танка была пара существенных недоработок. С барабанов слетало гусеничное полотно, и надо было придумывать систему шипов на внутренней поверхности гусениц и желобов на вращающихся барабанах. Непродуманной оказалась и система поворота машины – ведь гусеница была одна.

Проект следующего варианта «Вездехода» предполагал переход на колесно-гусеничный ход: на дороге использовались колеса, для препятствий – гусеница. «Вездеход» просто переползал бы через препятствия. Ни один танк во всем мире не исполнял подобного еще несколько лет.

Мало того: машина Пороховщикова была задумана водонепроницаемой. Александру также принадлежит идея сделать броню многослойной».

Из области фактов

9 января 1915 года 23-летний инженер Александр Пороховщиков (1892—1941) представил начальнику отдела инженерных снабжений штаба Северо-Западного фронта генералу Николаю Данилову чертежи бронированной гусеничной машины «вездеход» и смету на её постройку.

По проекту, машина (длиной 3,6 м, шириной 2, высотой 1 метр) состояла из сварного каркаса, к которому крепился корпус из металлических листов. В последующем конструктор планировал прикрепит к корпусу двуслойную противопульную броню. Бензиновый мотор мощностью 10 «лошадей» вращал задний барабан, который, в свою очередь, тянул одну широкую гусеницу из прорезиненной ткани, натянутую между задним и передним барабанами. Никакого вооружения по проекту не было. Башню с пулеметом дорисовали значительно позже.

Идея заключалась в том, чтобы перевозить военнослужащих на поле боя в машине, защищающей их от пуль и осколков снарядов. Иными словами, Пороховщиков сконструировал прототип маленького бронетранспортера.

Тем не менее, проект получил одобрение, и военное ведомство ассигновало на создание машины 9 тысяч 660 рублей 72 копейки. Наблюдение за реализацией проекта поручили начальнику Рижского отдела по квартирному довольствию войск инженер-полковнику Владиславу Поклевскому-Козелло.

Пороховщиков, работавший мастером в рижском филиале Русско-Балтийского завода, действовал оперативно. Уже в феврале рабочие завода под его руководством приступили к постройке машины. 18 мая 1915 г. «вездеход» покинул предприятие и своим ходом поехал на полигон.

После испытаний члены комиссии во главе с Поклевским-Козелло отметили:

«При движении по обычной дороге „вездеход“ перед обычным автомобилем не имеет никаких преимуществ, а, наоборот, имеет только недостатки, как то: отсутствие дифференциала, наличие одной ленты вместо двух и прочее, а при движении по рыхлой почве автомобиль вовсе не пойдет, ввиду наличия массы различных препятствий, вытекающих из несовершенства конструкции…».

В рапорте генералу Н. Данилову от 8 января 1916 г. Поклевский-Козелло заявил:

«Построенный экземпляр „вездехода“ не выказал всех тех качеств, которые обусловлены докладом № 8101, например, не мог ходить по рыхлому снегу глубиной около 1 фута /30,48 см/, а испытания хода по воде сделано не было…».

У «вездехода» была одна широкая гусеница из прорезиненной ткани, натянутая на четыре полых барабана. Но для движения по шоссе передний нижний барабан поднимался, и машина катилась на заднем барабане и двух управляемых колёсах, размещенных спереди.

В поле машина должна была поворачивать при помощи тех же колёс. Однако колёса просто вязли в земле. Водителю приходилось поворачивать машину оглоблей (!), которой он упирался в землю, вставая для этого во весь рост.  

Не удивительно, что военные отказались от продолжения работ с этой машиной. Более того, Военное ведомство обязало Пороховщикова вернуть в казну 18 тысяч 90 рублей, истраченных на постройку машины…

Оценка проекта

Реально А.А. Пороховщиков построил не танк, а одноместную гусеничную машину без брони, без вооружения, с экипажем из одного человека, который не мог одновременно наблюдать за полем боя, управлять машиной и стрелять из пулемета, если бы таковой появился. Фактически это был натурный макет, пригодный – в лучшем случае – для отработки движителя и системы управления.

Лента из прорезиненной ткани, в отличие от металлической, рвать проволочные заграждения не можета. Кроме того, машина высотой один метр не способна преодолевать значительные вертикальные препятствия – валы и надолбы. Броня, которая по замыслу изобретателя должна была закрывать ходовую часть почти до земли, стала бы серьезной помехой при движении по пересеченной местности. Невысокая точка крепления пулемета (если бы его установили) резко ограничила бы возможность ведения огня.

А «комбинированная броня» с наполнителем из экзотической «морской травы» (т.е. из водорослей)? Правда, Пороховщиков, подумав, предложил заменить «траву» обычным войлоком. Ну и что? В чем преимущества такой «брони» перед обычными листами металлопроката?

Так что решение о прекращении финансирования проекта было вполне обоснованным.  

Новый проект

Но Александр Александрович Пороховщиков хватался за все, что хотя бы гипотетически могло принести прибыль. Он изобретал самолеты, автомобили, пушки и многое другое*. Поэтому со всем задором молодости продолжил работу в начатом направлении и 19 января 1917 г. представил в ГВТУ Военного министерства проект «вездехода № 2» с экипажем из 4-х человек, «броневой рубкой» и двумя гусеницами. Рубка состояла из трех независимо вращающихся «этажей» (или «поясов») с пулеметом в каждом. Четвертый пулемет крепился в лобовом листе корпуса.

/* Несомненно, Пороховщиков принадлежал к числу так называемых «технических графоманов». Для сравнения напомню еще одного яркого представителя этой породы людей – Леонида Курчевского (1890—1937). Он конструировал безоткатные пушки и крылатые реактивные торпеды, лодки-вездеходы для Севера и колесно-гусеничные вездеходы, глиссеры и вертолеты. И всё это никуда не годилось!

На Пороховщикова по «тематике творчества» был похож инженер-практик (т.е. без образования) Николай Дыренков (1893—1937), конструировавший бронетехнику – броневагоны и дрезины, танки и бронеавтомобили. Примерно с такими же результатами как у Пороховщикова. /

Специалисты, рассмотрев новое предложение, забраковали и саму машину и её рубку как абсолютно непригодные технические устройства.

 

Ещё раз к вопросу о «танке Пороховщикова»

Вячеслав Шпаковский, кандидат исторических наук.

(«Военное обозрение», 24 февраля 2015 г.)

 

В каждой стране есть люди, которые, которые любят «прибавлять очков» своей родине, приписывая ей все мыслимые и немыслимые достижения. Для чего и зачем это делалось в СССР, понятно: сервелат и икру получали работники обкомов и райкомов  КПСС, «зато мы в области балета»… Потом и архивы открыли, и документы дали возможность изучать (пусть не все), и книги соответствующие опубликовали, причем с ссылками на источники. Но прежние песни все еще слышатся.

Вот пример из сегодняшнего дня. Оказывается, днем рождения танка следует считать 18 мая 1915 г. Именно тогда в России начались испытания первого танка А. Пороховщикова под названием «Вездеход». И он их успешно прошёл. Конструктор был готов не только «довести» машину до ума, но даже сделать её плавающей. Однако косность царских военных специалистов привела к тому, что проект поддержки не получил, как и  другие проекты конструкторов-самородков того времени.

Не будем уточнять, кто это написал. Лучше посмотрим, танк ли родился 18 мая 1915 г. и так ли уж были недальновидны специалисты из Главного военно-технического управления? Иными словами, все ли атрибуты танка присутствовали у «Вездехода» А.А. Пороховщикова?

Нет смысла подробно описывать этот «самый первый танк», изображения которого появлялись почти во всех советских и постсоветских изданиях «о танках». Напомню лишь, что у него была одна широкая лента из резины и плотной ткани, что рулил он колесами, что герметичным его в любом случае не удалось бы сделать, и что никакого вооружения он не нёс. Башню с пулеметом ему пририсовали уже советские фантазёры. Но как мог один человек вести эту машину и одновременно стрелять?

А самое главное то, что танк должен преодолевать и рвать проволочные заграждения! Мог ли это делать «Вездеход»? Нет! Недостаточная масса, малые размеры, движущая лента порвалась бы на первом заграждении. Это был именно вездеход, притом плохой, поэтому его и забраковали!

Но, к сожалению, даже сейчас находятся люди, уверенно заявляющие: «Пороховщиков создал первый в мире танк»! А ведь в старом учебнике по конструированию танков (издание 1943 года) сказано: «Танк — боевая машина, сочетающая в себе броневую защиту, огонь и маневр». В данном случае не было ни брони, ни вооружения, ни возможности совершать повороты на пересеченной местности. И если он даже мог ехать по снегу со скоростью более 20 км/час (в этом уверял только сам Пороховщиков), то… проволочные заграждения рвать точно не мог. Какой же это танк? Скорее – снегоход!

Потому-то и считается, что первый танк сделали англичане. При всех своих недостатках их Мк.I мог преодолевать полевые заграждения и препятствия, надежно защищал экипаж от ружейно-пулеметного огня, был способен маневрировать, нес пушечное или пулеметное вооружение!

Натурные макеты англичане тоже строили, но оценивали их максимально критично. Например, забраковали полевой «крейсер» Хеттерингтона (июнь 1915 г.), двухкорпусный четырехгусеничный четырехбашенный танк Эвелена Кромптона (июль 1915 г.), два проекта канадца Роберта Ф. Макфая и ряд других.

Кстати, а как сам Пороховщиков отреагировал на упреки в том, что его «Вездеход» мал, безоружен, что его гусеница то и дело слетает с барабанов?

Если судить по предложенному им ГВТУ в августе того же 1915 г. проекту «Земного броненосца», он с ними согласился! И в кратчайшие сроки разработал проект гигантского колесного танка, к которому наилучшим образом подходит определение «технический бред».

Эта машина выглядела чудовищемВместо корпуса – стальная клепаная ферма длиной 35 м, шириной 3 м, имевшая ходовую часть из 10 колес в виде бронированных катков диаметром по 2,3 м каждый. Бензиновые моторы мощностью 160—200 л.с. находились прямо в катках, там же должны были располагаться трансмиссии и топливные баки.

Здесь же, по замыслу изобретателя, сидели 3 человека, обслуживающих двигатель, два пулемета и бомбомет! То есть «броненосец» имел бы 20 пулеметов и 10 бомбометов с каждого борта! Но и это ещё не всё. Спереди и сзади он поставил две броневые башни с орудиями калибра 4—6 дюймов (102—152 мм). В центре фермы должны были возвышаться две бронированные рубки для командира «броненосца» и его помощников, с прожекторами на крышах. Экипаж «Полевого броненосца», по проекту, – 72 человека. Броня — 102 мм. Планируемая скорость от 4,4 до 12 км/час (понятно, что ближе к правде первая цифра).

Длина «броненосца» в принципе позволяла ему форсировать рвы и овраги шириной до 11 м. Но вот о нагрузках на изгиб, которым платформа при этом бы подвергалась, изобретатель явно не думал. Как и о способе поворотов. В теории, она могла бы делать это, притормаживая катки одного борта. Но для этого требовалось синхронизировать вращение всех катков, добиться чего было практически невозможно.

Теперь представьте себя на месте инженеров-профессионалов ГВТУ, вспомните курс сопротивления материалов, подумайте о скручивающих напряжениях в 35-метровой конструкции, двигающейся по пересеченной местности. Тогда вы полностью поддержите решение Технического комитета ГВТУ от 13 августа 1915 г.:

«Даже без детальных расчетов можно уверенно сказать, что предложение неосуществимо. Было бы целесообразно для пользования в боевой обстановке распределять вооружение броненосца на отдельные подвижные звенья, не связанные в одну жесткую систему».

Обычно такие изобретатели никакой критики в свой адрес не приемлют и идут «до конца». Но с предложением о «распределении по звеньям» Пороховщиков согласился, и к концу 1915 г. представил проект «Земного броненосца» из «шарнирно соединенных звеньев» или бронеплощадок, «могущих отклоняться друг от друга по всем направлениям».

То есть это был «сочлененный танк» с броневыми орудийными башнями и с рубками для десанта — недосягаемая мечта конструкторов даже сегодня. Каждая «площадка» состояла из двух пар катков и бронированной площадки с вооружением. Ну, этот проект даже рассматривать не стали.   

 

Кто изобрел танк:

От Леонардо да Винчи до Эрнеста Суинтона

Павел Зенцов (2018)

В современных войнах танки являются одним из основных видов боевых машин, а до недавнего времени они вообще были самым распространенным механизированным вооружением на планете. Но как людям пришла в голову идея залезть в металлический ящик на гусеницах и поехать убивать друг друга? Попробуем разобраться.

Танк Леонардо да Винчи 

Идеи создания передвижных боевых машин приходили людям в головы со времен первых массовых войн. Сначала это были колесницы, потом башни на слонах, позже появились бронированные повозки гуситов. Все эти устройства приводили в движение животные, которые оставались крайне уязвимыми и в любой момент могли испугаться.

Знаменитый изобретатель и художник эпохи Возрождения Леонардо да Винчи (1452—1519) создал первый проект машины из дерева и металла, двигающейся на колесах, приводимых в движение мускулами людей. Она походила на шляпку гриба, ощетинившуюся пушками.

На рисунке Леонардо показано, что танк совмещал в себе деревянные и металлические части. Механизм для движения состоял из четырёх колёс, зубчатых шестерен и рукояток вращения. Колеса должны были вращать 8 человек, по два каждое. На среднем уровне своей машины Леонардо расположил по окружности 16 лёгких пушек, а вверху – смотровую башенку. Диаметр машины в нижней части составил бы 6,5 метров, высота – около 3,5 метров.

Правда, Леонардо нарисовал шестерни таким образом, что колёса по обеим сторонам вращались бы навстречу друг другу. Это он сделал специально, на тот случай, если чертеж украдут.

По оценке специалистов, боевая машина Леонардо имела бы крайне низкую скорость и проходимость на местности. Но тут важна сама идея.

До реализации проекта дело не дошло. Только через шесть столетий «с гаком», в 2003 г. для телепрограммы Би-Би-Си, а в 2009 г. для американского телесериала «танки» Леонардо были построены в натуральную величину. Кроме того, полномасштабные модели его танка являются экспонатами итальянского музея, посвященного изобретениям Леонардо, и музея во французском замке Амбуаз, где завершился жизненный путь этого гения.    

Бронепоезд Буйена

Следующей боевой машиной стал проект гусеничного бронированного поезда француза Эдуарда Буйена. Он в 1874 г. предложил поставить на общую гусеницу паровоз и 8 соединенных друг с другом бронированных вагонов, в которых находились бы 12 пушек и 4 митральезы (картечницы). Вес поезда, по расчетам изобретателя, составил бы 120 тонн, скорость – до 10 км/час, экипаж – 200 человек. Значение проекта в том, что Буйен первым в истории соединил в одной машине двигатель, гусеничный ход, вооружение и броню. Сам он говорил так:

«Это экипаж, катящийся по подвижным поворачивающимся рельсам и проходящий по большим дорогам, полям и пустырям. Поставьте бронированную батарею на мою повозку, и вы получите самое грозное оружие войны, какое было когда-либо создано до сих пор».

Автор получил патент, но реализацией проекта никто не стал заниматься. И правильно, потому что этот монстр вряд ли смог бы вообще двигаться.  

Первые английские танки

По мере распространения автомобилей идея применения их на войне стала очевидной для всех. Поэтому перед Первой Мировой армии всех ведущих держав уже имели парк бронеавтомобилей, да и бронепоезда тоже были в ходу.

Минусы этих боевых машин были естественными. У бронеавтомобилей — невозможность езды по пересеченной местности, преодоления заграждений и траншей, у бронепоездов — привязанность к рельсам. Поэтому, когда война приобрела затяжной характер и армии противников стали окапываться, строить многокилометровые противопехотные заграждения из колючей проволоки и мин, использовать пулеметы и шрапнельные снаряды, буквально выкашивающие наступающую пехоту, инженерам стало понятно — надо что-то делать.

В 1915 г. британский полковник Эрнест Суинтон (Ernest Dunlop Swinton; 1868—1951) предложил использовать для преодоления проволочных заграждений и траншей бронированную машину на гусеничном тракторном ходу. Премьер-министр Уинстон Черчилль ухватился за его идею и создал Комитет по сухопутным кораблям, который в срочном порядке начал разработки боевой машины на основе американского гусеничного трактора Холт-Катерпиллер, который уже применялся в армии в качестве тягача.

«Танк Суинтона» разрабатывался в строгой секретности. Уже 9 сентября 1915 г. прототип под названием «Линкольнская машина номер один» прошел первые испытания, выявившие кучу недостатков. После их устранения появился первый работающий прототип танка —«Маленький Вилли», названный так в честь инженера-разработчика Уолтера Вилсона.

Сначала новые боевые машины по соображениям секретности называли был «water carrier» — «резервуар для воды» (или «водовоз»). Но аббревиатура «WC» в английском языке соответствует выражению «water closet» — туалет с водяным смывом. Сидеть в машине под такой вывеской никто не хотел, и тогда появилось слово «tank» (бак). По железным дорогам их перевозили под видом топливных баков, предназначенных для русской армии. Даже писали по бортам кириллицей, правда с ошибкой, «осторожно Петрограа»!  

Эта машина тоже имела много недостатков, но когда её переделали под требования боевой обстановки, появился «Большой Вилли», которого приняли на вооружение, назвали Mark I и отправили на войну.

«Большой Вилли» представлял собой 30-тонный стальной ящик на ромбовидных гусеницах, длиной 8, высотой 2,5 метра. Он не имел башни, так как считалось, что она сделает танк слишком заметным, поэтому вооружение разместили в спонсонах по бортам машины.

Первые английские танки разделялись на «самцов» и «самок». «Самцы» имели две 57-мм пушки, «самки» — только пулеметы. Броня была противопульной, до 10 миллиметров. Ну, а скорость танк развивал просто смешную — 6,4 км в час по шоссе.

Но и неповоротливость, и слабая броня не помешали танкам до смерти напугать немецких солдат в битве на реке Сомме 15 сентября 1916 года, когда 32 боевые машины атаковали вражеские укрепления, разрывая колючую проволоку, ужасно грохоча, расстреливая солдат противника из пушек и пулеметов.

Тут же выяснились минусы быстрого введения танков в эксплуатацию — изначально их было 49, но 17 сломались еще до начала битвы. А из 32, ушедших в атаку, 5 застряли в болоте, ещё 9 тоже сломались, без участия противника. Тем не менее, дебют посчитали отличным, и всего за время войны построили 3177 танков «Mark» различных модификаций.

Условия пребывания в них были далеки от комфортных. Как говорил один из бывших командиров, танк на ходу качало словно катер в шторм. А температура внутри при движении поднималась до 50, иногда даже до 70 градусов по Цельсию! Поэтому тепловые удары и галлюцинации буквально преследовали экипажи. 

Связь осуществлялась тоже специфически — для нее в танках держали клетки с почтовыми голубями, но птицы часто умирали от жары, и тогда использовали гонцов-пехотинцев, что было неудобно и опасно.

Немецкие танки и первый танковый бой

Поначалу немцы не восприняли серьезно идею танков, но когда спохватились — начали срочно клепать свои машины. Только вот времени у них было слишком мало. В итоге получился металлический монстр A7V, огромная стальная коробка, трехметровой высоты вагон на гусеницах, длинной 7 м, весом 30 тонн, с 57-мм пушкой, торчащей из носа, и пятью пулеметами. Экипаж состоял из 18 человек!

Эта махина имела 30-миллиметровую броню и скорость по шоссе аж 12 км в час. Немецкие солдаты прозвали свой танк «тяжелой походной кухней» за огромные размеры, жуткую жару внутри и дым из всех щелей.

Но именно эти самодвижущиеся «кухни» участвовали в первом встречном танковом бою, который произошел 24 апреля 1918 г. при Виллер-Бретонне. Там три немецких танка A7V столкнулись с тремя британскими тяжелыми Mark IV и семью легкими танками «Уиппет».

Для обеих сторон бой был стал полной неожиданностью, а британцы вдруг обнаружили, что пулеметное вооружение двух «самок» и всех 7 легких танков ничего не может поделать с немецкой броней. Поэтому, получив несколько пробоин, «самки» отступили, и вперед двинулся «самец» с пушками.

Тут уже сказался опыт экипажа английского танка. Удачным выстрелом он повредил одну немецкую машину, которую потом бросил экипаж, и заставил остальных отступить, так что формально победа осталась за британцами.

Немецкие танки были неплохи, но вот проблема — к концу войны их изготовили всего-навсего 21 штуку, тогда как у англичан было 3177. И ровно столько же (3177) французских «Рено» плюс к ним 256 машин «Шнейдер» и «Сен-Шамон».

Итак, танки начинали свой путь как смешные, ужасно грохочущие металлические коробки, ползущие по полю боя с черепашьей скоростью и общающиеся друг с другом с помощью почтовых голубей.

Первый «настоящий танк»

Прообразом современных танков стал французский «Рено» (Renault FT), появившийся летом 1917 г. Именно он определил дальнейшее развитие этого вида бронетехники. Легкая, практичная машина с башней кругового вращения, колпаком для обзора местности и десятком иных, впервые созданных устройств. Его компоновочная схема (впереди – отсек управления, в центре – боевой, сзади – моторный) стала классической.   

Французская армия получила за 20 лет (до 1940 г.) 3737 таких танков; ещё 514 французы передали армии США в Европе, 24 — англичанам, 7 — итальянцам. В сумме – 4282 машины.  

Кроме того, «Рено ФT» выпускался по лицензии в США под маркой М1917 (952 машины), в Италии под маркой FIAT 3000 (1400 машин), в РСФСР под названием «Русский Рено» (15 машин). В сумме – ещё 2367 машин.

Этот танк состоял на вооружении в ряде стран и применялся в локальных конфликтах до самого конца 1940-х годов!









Схема устройства «Вездехода»                                                                                                              Пороховщиков в своем «Вездеходе»







           Еще одна современная фантазия на ту же тему


Современная фантазия на тему «танк Пороховщикова». В интернете можно найти этот рисунок художника Покровского для журнала «Техника – молодежи», которое анонимный мастер фотошопа  превращенное в «историческую фотографию» – на фоне природы, на якобы пожелтевшей от времени фотобумаге...   

«Земной броненосец» Пороховщикова






Гусеничный бронепоезд Буйена


«Танк» Леонардо, построенный на киностудии «Беларусьфильм» осенью 2019 г

Английский танк Мk.(«самец»)

Устройство немецкого танка А7                                                                                                             Танк «Рено ФТ» в Военном музее в Брюсселе (Бельгия) 

Схема устройства танка «Рено» ФТ (пулеметный вариант) 

 .