Статья №3.

О новгородских берестяных грамотах   
 
 

Сначала познакомимся с точкой зрения на эти артефакты, заявленной в «Советской Исторической Энциклопедии» (СИЭ). Даниил Авдусин (1918—1994) – ученик А.В. Арциховского – написал там:

«Берестяные грамоты – письма и документы XI – XV вв. на березовой коре, открытые раскопками. Первые Б.Г. найдены в Новгороде в 1951 г. археологической экспедицией под руководством А.В. Арциховского. В 1961 г. число новгородских Б.Г. достигло 400. Вне Новгорода известны три Б.Г. (…) в Смоленске (1952), Пскове (1958), Витебске (1959).
Б.Г. были утеряны или выброшены адресатами и обнаружены в слоях, насыщенных грунтовой водой, консервирующей растительные остатки. (…)
Большинство Б.Г. – частные письма, в которых затрагиваются бытовые и хозяйственные вопросы, содержаться поручения, описываются конфликты, некоторые грамоты шуточного содержания».
(СИЭ, том 2, М., 1962, ст. 347—348)

А вот главный тезис «СИЭ» по поводу этих «грамот»:   

«Б.Г. опровергли мнение буржуазных ученых о распространении в древней Руси грамотности преимущественно в среде знати и духовенства; грамотных было много и среди представителей низших социальных слоев. Среди авторов писем есть и женщины». (Там же)

В общем, утерли нос всему миру, не только «буржуазным ученым».  Особенно меня восхищают упоминания о знати и женщинах.

Вообще-то из разных хроник, подлинных старинных документов, записок путешественников известно, что в  XI – XV вв. знать по всей Европе (включая Киев, Полоцк, Москву) была поголовно неграмотной. К примеру московский великий князь Иван IV (1530—1584) стал ПЕРВЫМ ГРАМОТНЫМ правителем Московии среди потомков Дмитрия Александровича. А был он, считая с 1272 г., 16-м по порядку московским князем. И вся его жизнь прошла в XVI веке, не в XI или XIII!   

В те времена неграмотными, за очень редкими исключениями, были удельные князья и бояре, большинство монахов и священников (как отмечали современники, многие попы не знали даже молитв!). Ремесленникам и купцам надо было уметь считать, а читать – не обязательно. Они письменных договоров о поставках не заключали, просто хлопали по рукам в знак согласия. Женщины и в деревне и в городе с утра до вечера занимались домашними делами и детьми, ни о какой грамоте они не помышляли, за исключением дочерей самых богатых и знатных, да и то далеко не всех. И так по всей Европе. А тут (в Новгороде) – поголовная грамотность!

Иными словами, история с берестяными грамотами представляет собой кашу, в которой редкие крупинки истины так перемешаны с идеологией и политикой, что уже нельзя понять: что – правда, а что – выдумки.

Что же касается «профессиональных историков», то они во все времена и во всех странах были готовы служить сильным мира сего в обмен на выгоды. Другое дело, что не всех нанимали, поэтому обиженные пытались писать правду, за что очень часто страдали, вплоть до тюрьмы, а то и казни. В отношении историков «советского производства» этот тезис верен вдвойне, так как «большевики» очень часто вместо подкупа в качестве средства вразумления применяли репрессии. О «деле историков» что-нибудь слышали? Думаю, что нет. Поэтому скажу о нем несколько слов.

Поводом для «дела» послужил провал выборов в члены Академии Наук СССР весной 1929 г. троих «ученых-марксистов» – Абрама Деборина, Николая Лукина и Владимира Фриче. Несмотря на колоссальное давление партийно-советского начальства, академики, все как один люди старой формации, отвергли политических проходимцев. Узнав об этом большевики, во главе со Сталиным, взбесились от злобы. Ах, так?! Ну, мы вам покажем! И показали.

С декабря 1929 по весну 1931 гг., фабрикуя «дело», органы ГПУ арестовали 115 человек, главным образом гуманитариев, в первую очередь – историков и филологов. Но судебного процесса не было. Судьбу арестованных заочно решила коллегия ГПУ постановлением от 8 августа 1931 г. К разным срокам ссылки она приговорила 29 человек, из них 12 историков: Сергея Платонова  (возраст 71 год), Матвея Любавского (71 год), Николая Лихачева (69 лет), Сергея Рождественского (63 года), Алексея Яковлева (60 лет), Юрия  Готье (58 лет), Евгения Тарле (56 лет), Дмитрия Егорова (53 года), Владимира Пичету (53 года), Сергея Бахрушина (49 лет), Бориса Грекова (49 лет), Александра Андреева (44 года). Все эти люди получили известность еще до революции.   

Профессор-зоолог Владимир Чернавин, сумевший в 1932 г. бежать из советского концлагеря в Финляндию, в своей знаменитой книге «Записки вредителя» (1935 г.) писал:

«Когда явится возможность представить это дело по документам и свидетельствам людей, непосредственно привлекавшихся по нему, оно займет место истинного некролога русской, особенно исторической, науки. Это будет одна из самых трагичных страниц в повести о русской интеллигенции».

Это поистине так. С 1931 года историография в СССР превратилась в «партийную науку», полностью подчиненную политико-идеологическим задачам руководства компартии. 

А теперь возьмем для примера «крупнейшего специалиста» по берестяным грамотам академика Андрея Зализняка. В 1957 г. его, 23-летнего студента МГУ, послали на два года учиться во Францию, в знаменитую Сорбонну. Кого в те времена посылали «за бугор»? Тех, и только тех, кто был агентом внешней разведки или «стукачом».   

Это правило не имело исключений. Почитайте в Википедии биографию бывшего генерал-майора КГБ Олега Калугина, много чего узнаете о так называемых «легальных прикрытиях» для советских шпионов. Калугин, кстати говоря, в 1958—59 гг. тоже учился «за бугром», да не где-нибудь, а в Нью-Йорке, в Колумбийском университете. И его товарищем по учебе «in Columbia University» был не кто-нибудь, а Саша Яковлев, будущий зам. зав. отделом пропаганды ЦК КПСС (всего через 6 лет после возвращения из Штатов, вот это взлет!), будущий посол СССР в Канаде, будущий член Политбюро ЦК КПСС!

Более или менее зная «изнаночную» сторону истории СССР, я не могу верить партийному историку и филологу Зализняку ни в чем, будь он трижды талантлив. Давно уже сказано, и не мной, что умный враг намного хуже врага глупого.

А два других авторитета по части этих грамот, тоже академики, Артемий Арциховский и Валентин Янин? Первый стал профессором МГУ в 1937 г., в самый разгар Большого террора. Если вы интересуетесь историей, то должны знать, кого «выдвигали» в то страшное время. В 1939 г. его назначили заведующим кафедрой археологи (в смысле – единогласно «избрали» по рекомендации парткома). Второй окончил МГУ в 1951 г., в 1953 г. аспирантуру при кафедре Арциховского. То есть во времена апогея сталинщины.

Вот эта троица «партийных советских историков» и «опровергла» мнение историков буржуазных, посмевших не согласиться с тезисом о том, что Россия с древних времен являлась оазисом передовой культуры, а предкам великороссов были присущи необыкновенно высокие моральные качества. 

Теперь, после моей преамбулы, познакомьтесь с суждениями двух авторов, извлеченными из Сети. Заодно хочу напомнить, что в предыдущей статье А. Кунгурова, посвященной фальсификации «Слова о полку Игоревом», суета вокруг берестяных грамот тоже упоминалась сугубо критически.       

      

Новгородские берестяные грамоты – наглая

и анекдотическая подделка

Незванов (2018 г.)  

 

Почему? Хм… Дело в том, что это очевидно. Но если человек не хочет понимать очевидных вещей, то объяснить, а тем более доказать это ему очень трудно, или вовсе невозможно. Попробую, однако, не то чтобы объяснить, а проиллюстрировать. 

Окинем мысленным взором Флоренцию XIV века. Строятся Палаццо Веккьо, Санта-Кроче, Дуомо… Творят Джотто, Чимабуэ, Арнольфо ди Камбиа… Создают свои шедевры Данте, Петрарка, Боккаччио… Много ли жителей этого прекрасного города, ЦЕНТРА европейской культуры, владели тогда грамотой? Историки пишут, что во Флоренции эпохи Возрождения был необычайно высокий уровень грамотности: примерно четверть мужского населения могла читать и писать.

Перенесемся из Флоренции, опять же мысленно, на 200 лет глубже во тьму веков, намного дальше на северо-восток, в «Господин Великий Новгород». Как обстояло дело с грамотностью в XII веке в этом региональном центре сбора меховых шкурок и пчелиного воска, затерянном среди огромного пространства болот и лесов?

Академик Зализняк утверждает, что там был СТОПРОЦЕНТНЫЙ УРОВЕНЬ владения письмом! Поголовная грамотность населения.

Мало того, он добавляет к сказанному, что свыше 95 % берестяных грамот написаны без ошибок! Потому что для древнерусского человека, по словам Зализняка, писание «было гораздо более связано с понятием сакрального, с понятием священной акции». Если нацарапал, к примеру, новгородец на бересте: «Невежа писал, недум показал, а кто се читал...» (запись оборвана), то это – не грубая шутка, а «священная акция».

Видимо, когда он ляпнул эту чушь, его голову обошла стороной очень простая мысль: как же могли новгородцы, считавшие писание «сакральным актом», выбрасывать или хотя бы терять свои тексты, место которым – в красном углу горницы, возле икон?! 

Вот так среди бескрайних болот советские археологи «извлекли» из земли «доказательство» небывалого (и в принципе невозможного!) скопления отечественных грамотеев-перфекционистов! То есть именно то, чего требовала кампания борьбы с космополитами!   

 

Из статьи без подписи

Сначала скажу о носителе, то бишь про бересту. Она гниёт быстрее, чем деревянные мостовые. Консервирующие свойства грунтовой воды – выдумка. Кто-то скажет (вслед за археологами), что в торфе органика без доступа кислорода может сохраняться достаточно долго. Но это если утонуло бревно, именно в торф и глубоко. Так было с некоторыми деревянными мостовыми Новгорода, однако не со всеми.

Но береста! Кто её закапывал в торф хотя бы на метр? Сделайте сами опыт, закопайте на даче или в деревне берёзовое полено, предварительно выцарапав на нем несколько надписей большими печатными буквами. За 10 лет полено превратится в труху! При этом кора пострадает мало, снимется чулком. Но она (береста) будет совершенно непригодна для чтения. А ведь у нее толщина около 5 миллиметров! Как же, в таком случае, тоненькие листочки бересты могли столь удачно упасть в землю, чтобы глубоко утонуть и за 900 лет остаться не только сохранными, но и читаемыми!? Да никак! 

Пойдем дальше. Новгород в XIXIV веках был по факту большой деревней. Не было там никакой нужды писать «грамоты» людям, живущим в пределах максимум 30 минут ходьбы от авторов посланий. Напомню по сему случаю, что обычным шагом взрослый человек проходит за 30 минут около 2–х километров! А теперь посмотрите на изображения древнего Новгорода и прикиньте расстояния. Между стенами на противоположных берегах Волхова самое большее –  полтора километра по центру, т.е. в самом широком месте.  

Более того, если верить проходимцам с учеными степенями и званиями (Арциховскому, Янину, Зализняку, их ученикам и помощникам), то окажется, что раскопки в Новгороде дали намного больше письменной информации, чем все другие раскопки в Европе вместе взятые! Это самый старый непрерывный раскоп в мире, уже боле 70 лет выдающий «на-гора» все новые и новые артефакты.

Почему? Зачем?

А потому, что берестяные грамоты призваны «доказать» недоказуемое – что жители древнего Новгорода были не только поголовно грамотные (факт абсолютно невероятный!), но еще и прекрасно образованные, потому что писали абсолютно без ошибок! Этот абсурд  А.А. Зализняк объяснил так просто и убедительно, что ему могли бы позавидовать великие мастера судебных фальсификаций Роман Руденко и Андрей Вышинский:

«95 % текстов берестяных грамот написано с абсолютной грамотностью. Это объясняется тем, что в ту эпоху к письменной речи подходили с высокой ответственностью».

И это при том, что содержание большинства «грамот» – дикий бред. Почитайте публикации, где много цитат с бересты, сами увидите! А написаны они столь удивительным «древнерусским языком», что даже Зализняк, великий специалист исторической лингвистики, подолгу расшифровывал (придумывал).   

И вот этот партийный историк и филолог в одном лице (т.е. профессиональный враль) восторгается: «Удивительно, в Новгороде был больший процент грамотных женщин, чем во Флоренции».

Между тем буржуазные ученые давно выяснили, что даже в XVIII  веке (в век Просвещения!) грамоту знали 1—3 % населения стран Европы, в лучших случаях до 5 %. В 70-е годы того века даже в таких развитых странах Европы как Англия, Франция, Италия, Нидерланды большинство мелких служащих городских муниципалитетов были неграмотными! Вспомним пройдоху Труфальдино из пьесы Карло Гольдони «Слуга двух господ», завершенной автором в 1753 г. Он из любопытства вскрывает письмо хозяина, но не может его прочесть. И это человек, живущий в городе, в услужении у грамотных людей.

Николай Гоголь как особую характеристику слуги Чичикова отметил его грамотность. А ведь действие «Мертвых душ» происходит в 30-е годы XIX века среди помещиков и чиновников. Деревенские жители в России еще долго после отмены крепостного права (1861 г.) оставались поголовно неграмотными.  

Вывод напрашивается однозначный: «новгородские берестяные грамоты» – «лысенковщина» и «перпетуум мобиле» в одном флаконе. Ловкая фальсификация, задуманная, осуществленная и продолжающая осуществляться по инициативе и поддержке государственных структур.

В связи с госструктурами мне вспомнился давний разговор с отцом. Однажды, где-то в 60-е годы, он вскользь упомянул о том, что в середине 30-х годов, когда служил в военной разведке, занимался изготовлением фальшивой иностранной валюты. Я спросил его: валюту каких стран вы подделывали? Отец ответил: всех европейских стран и США.     

Несогласные возразят: не может длиться фальсификация семь десятков лет подряд. Почему же не может? Вспомните «загадочные камни Ики». Те самые, на которых выцарапаны изображения людей, разъезжающих верхом на динозаврах или сражающихся с ними, давно вымершие животные, пересадка органов и прочие замечательные события древнекаменного века (палеолита).

Сколько их «обнаружено» в Перу с 1955 г. до настоящего времени? Свыше 50 тысяч! А грамот всего-навсего 1165, в 43 раза меньше. Между тем, царапать четкие рисунки на сверхтвердом андезите технически раз этак в тысячу труднее, чем на мягкой бересте.

В общем, всё было возможно в «стране чудес», особенно если успех предприятия требовался государству в лице ЦК КПСС (отделов идеологии, науки и высшей школы) и служащих им «компетентных органов»! А кто сегодня во власти в России? Люди, прошедшие школу вроде Академии имени Ф.Э. Дзержинского. Не удивительно, что ложь стала основным содержанием внешней и внутренней политики. Берестяные грамоты – это сущая мелочь. Но не признаваться же во лжи?!   

 .