Статья №8.

О ПРОИСХОЖДЕНИИИ МОСКВИНА

Павло Штепа

 

Из книги П. Штепы «Московство. Его происхождение, содержание, формы и историческое воплощение» (1968 г.). По киевскому изданию 2005 года.

Павел Штепа (1897—1980) родом с Кубани. В 1917—22 участвовал в украинском освободительном движении. После поражения УНР эмигрировал в Чехословакию. В 1927 окончил Украинскую хозяйственную академию в Подебрадах и уехал в Канаду. Работал в газетах украинских эмигрантов. Был членом Научного общества имени Т.Г. Шевченко, а также Украинской Свободной Академи Наук. Там и умер.

Автор книг «Украінець, а москвин» (1959); «Мафія» (1971), «Словник чужослів, знадібки» (1976), «Річевий словік, знадібки» (1979).

Книга «Московство» издавалась на украинском языке в Киеве (1995), Львове (1996), Дрогобыче (1997), на русском – в Киеве 1998 и 2005 гг.

 

Вступление

Еще в доисторические времена к северо-восточному уголку Европы прикочевал из Азии маленький угро-финский народишко. Огромный первобытный лес на топком грунте оградил этот народишко от всего мира так, что он отстал от культурного развития человечества на много столетий. Например, свой литературный язык начал создавать только в XIX веке, с А.С. Пушкина (1799–1837), т.е. на 800 лет позже украинцев.

Чужеземцы – украинцы, белорусы, татары, немцы – создали государственный порядок в этом уголке Восточной Европы, забытом Богом и людьми. Появилось маленькое княжество Суздальское, что за несколько сотен лет выросло в огромную империю, занявшую одну шестую часть суши планеты. Как же оно выросло? Захватив значительно более сильные (физически и культурно), по сравнению с собой, соседние народы. Неужели москвины были умнее и отважнее соседей? Нет. В чем же тайна побед московского народа? (…)

Чтобы понять исторические явления и события того или иного народа, нужно знать историческую хронологию культурных, хозяйственных, политических событий в его жизни. А само это знание является предпосылкой постижения внутренних, незримых сил, которые являются причинами этих событий и СОЗДАЮТ их. Надо, прежде всего, исследовать их происхождение, заложенные в них их свойства, взаимосвязь, взаимодействие тех сил; творческое или разрушительное влияние их на весь народ.

Коротко говоря – нужен глубокий социологический анализ ДУХОВНОСТИ определенного народа. И лишь познав ДУХ и ДУШУ народную, мы сможем понять деяния этого народа. Деяния же отдельных лиц или сообщества является только внешним проявлением их духовности.

Наука о народном характере (этнология) все ещё пребывает в пеленках, и потому необходимо также обращаться и к обществоведению (социологии), народоведению (этнографии), к науке о происхождении народа (этногении), к науке о наследственности (генетике), вообще к истории человеческой культуры. Старая историография почти не брала во внимание этих наук, не учитывала дух и душу народов. Поэтому-то много исторических событий свалилось на головы историков неожиданно. А именно историки должны были дать политикам ключ к предвидению исторического развития, действиям отдельных народов. (…)

Глубочайший знаток московской души Федор Достоевский (1821—1881) свидетельствовал: «Самой большой силой России было то, что европейцы не знали нас, русских». Московские вожди сознавали это с начала начал своего государства и потому москвины несколько веков напрягают все свои способности во вранье и подкупах, чтобы мир не узнал настоящего москвина и настоящей Московии. Высочайших результатов в одурачивании чужеземцев достигли москвины очень простым, но действительно гениальным способом: лишь изменив терминологию.

Московия начала мошенничать политическим переименованием еще после нашего поражения /Украины. – Прим. Ред./ в Переяславе в 1654 году, и распространила его после катастрофы Мазепы под Полтавой в 1709 году. Тогда она, не считаясь с историческими фактами, просто провозгласила себя «Россией», т.е. наследницей культурного и политического достояния той Руси, которая была Киевской.

А чтобы «хохол» лучше понял, что именно такое изменение означает политически, москвин назвал себя «великорусом», украинца – «малорусом». И эта основа «велико-мало» стала содержанием всех московско-украинских отношений с того времени и до сих пор. Когда европейские правительства по старому обычаю адресовали письма в Московию, к московскому правительству, то москвины возвращали им назад с примечанием, что такого «не существует», есть лишь «Россия» и «российский». Психологи уверяют, что люди воспринимают самое глупое вранье за правду, если это вранье упрямо и долго повторять. Так азиаты-москвины стали «русскими», татарская Московия – «Россией».

Но эта кража чужого имени была лишь детской игрушкой по сравнению с внешними завоеваниями московской «демократии» после 1917 года. Можно без преувеличения считать название «советский» гениальнейшим изобретением москвинов. Это уже не старая, ненавистная, захватническая московская империя, а совершенно новый «союз советских республик». Бывшими колониями московской империи правят не присланные из Петербурга губернаторы, а «советские» (якобы рабоче-крестьянские) правительства национальных республик, которые избирает местное население большинством в 99 % голосов. Итак, грабит, подвергает заключению, мордует, выгоняет из родной земли не московская имперская власть, а местная, «советская». (…)

Задача моего изыскания – срывать московские личины. Я называю вещи своими именами. Покажу, что так называемая «советская» власть есть ни что другое, как старая, традиционная, захватническая МОСКОВСКАЯ власть, глубоко шовинистически-националистическая. Покажу, что так называемая КПСС есть ни что другое, как старая, с ХVІ века московская национальная «опричнина». Что так называемые «республики» СССР есть ни что другое, как старые (до 1917 года) московские колонии с московскими губернаторами. Короче говоря, покажу, что так называемый СССР есть ни что другое, как самое циничное в истории лицемерие под личиной самой лживой терминологии. Покажу москвина истинного, исторического москвина.

Испанский философ Хуан Ортега-и-Гасет (1883—1955) писал: «Я жду книжку, которая переведет московский „большевизм“ на язык московской истории». Такие попытки уже есть. Но нет до сих пор настоящей истории настоящей Московии – такой, которая не только преподносит ход исторических событий, но и показывает те незримые духовные силы, которые были их причиной.

Даже жертвы московского захватничества – украинцы и поляки – не дали нам такой истории Московии. Несколько маленьких книжечек тонут в море томов, написанных москволюбами (нанимаемыми Московщиною чужеземцами) или невеждами – из московских же источников. Пока не будем иметь настоящей истории настоящей Московии, пока не уничтожим московские МИФЫ, не сорвем обманные личины – до тех пор Московия будет побеждать даже более сильные по сравнению с собой государства и народы. (…)

Духовность: характер, психику, культуру, мировоззрение московского народа можно определить термином «московство». Чтобы исследовать, изучить московство, нужна многолетняя работа многих научных работников – специалистов по всем областям знаний. Надо иметь доступ к московским архивам и большим книгохранилищам.

Тем не менее, вне СССР тоже можно найти немало материалов о московстве для большой научной работы. Такой еще не имеем, а жизнь требует, так как уже двенадцать без пяти. Этим-то мое публицистическое исследование лучше, чем ничего, так как обратит внимание многих молодых научных работников на судьбоносную научную тему: московство. Да, судьбоносную, ибо НЕ ПОЗНАВ МОСКОВСТВА, НЕ ПОБЕДИМ МОСКОВЩИНУ!

 

ОТКУДА ПРОИСХОДИТ МОСКВИН

В жилах русского народа течет

по меньшей мере 80 % азиатской крови.

(М. Покровский)

 

Едва ли не главнейшая среди множества московских сказок – о происхождении московского народа. Ведь происхождение в большой мере влияет на духовность народа. А духовность является решающим фактором, так как «Дух животворит», т.е. создает жизнь, в том числе материальную. Генетика учит, что человек наследует от предков не только физические свойства, но и духовные (1). Чтобы познать духовность народа, надо выучить его происхождение, а также естественные и хозяйственные условия, в которых он развивался на протяжении нескольких десятков поколений.

/1. F.A. Woods. «Mental and Moral Heredity».

Пращуры москвинов – угро-финны переселились на земли нынешней Московии и Финляндии еще в непроглядные времена предыстории. Летописец ХІ века упоминает о 18 московских племенах весь, водь, зырянь, карель, ливь, мещера, мокша, мордва, мурома, пермь, печора, самоядь, черемисы, чудь, чухна, эрзя, югра, ямь. Он пишет, что это были дикари: не имели никаких законов, норм морали, жили в землянках, ели сырое мясо и сырую рыбу, не знали полеводства.

В это же самое время (ХІ век), по свидетельству чужеземцев, Киев был культурнее и богаче Парижа и Лондона. Праукраина имела интенсивные торговые и культурные связи с культурным миром – Грецией, Малой Азией, Индией еще за тысячу лет до Р.Х. В северной же Московии даже в конце ХIХ века некоторые люди носили кожаную одежду дикарского кроя (один кусок с дыркой для головы), которую придумали обезьяноподобные люди 6 тысяч лет тому. Московский археолог пишет, что славянских могил до Х века в Московии (2) не обнаружено нигде. Московский историк утверждает: «В жилах московского народа течет по меньшей мере 80 % финно-татарской крови» (3).

/2. А. Спицын. «Владимирские курганы».

/3. М. Покровский. «История Российского государства». /

К западу от угро-финнов жили предки современных белорусов и литовцев.

На сопредельных землях они смешивались с угро-финнами и постепенно растворились без следа в угро-финском море.

Географические названия долговременные. На современной карте Московии большинство географических названий – более чем достаточно озер и рек – финские. Даже название столицы финское. «Москва» в финском языке означает «мутная вода». Тех угро-финнов в Х веке подмял под свою власть киевский князь Святослав Игоревич, прозванный «Великим» (он умер в 972) и сделал земли Суздальщины и Владимирщины (настоящую Московию) околицей (колонией) Киевского государства.

Правили ею присланные из Киева воеводы с войском и государственными чиновниками (дьяками). Киевский митрополит посылал сюда миссионеров обращать предков москвинов в христианскую веру, да строить церкви и монастыри. Многих из тех киевских миссионеров москвины поубивали. Киевские миссионеры муштровали прамосквинов – угро-финнов в священники. Киевские воеводы назначали предводителей угро-финских племен на правительственные должности. Так мало-помалу начала цивилизоваться верхушка московского народа.

Потомки же киевских цивилизаторов вступали в брак с этими кое-как приобщёнными к цивилизации угро-финнами. Их дети разговаривали на староукраинском языке, засоренном угро-финскими словами (4). Масса народа оставалась сугубо угро-финской. Даже в ХІХ столетии всего в 80 км от Москвы были села, где люди не знали московского языка. В восточной части Московии были целые уезды таких сел (5).

/4. R. Meckelein. «Die Finnisch-Ugrischen elements in Ryssischen»; J. Kalma. «Die Ostseefinnischen Lehnwurter in Ryssischen».  

/5. Смоб этом в трудах Владимира Даля (1801—1872). /

Ни в письменных памятниках, ни в устных древних сказаниях московского народа нет никаких намеков на борьбу славян с туземцами-финнами. Финские и славянские географические названия не сосредоточены на отдельных участках, а перемешаны на всем пространстве от Оки до Белого моря. Это указывает, что славяне – переселенцы не наступали большой массой, а проходили малыми группами все пространство и мирно смешивались с туземцами угро-финнами. Возникала тройная смесь:

1) религиозная, что стала основанием для набожного мировоззрения москвина;

2) расовая – настоящий антропологический москвин;

3) общественная – начало земледельческого уклада (6).

/ 6. В. Ключевский. «Курс русской истории». /

Украинское государство ІХ–ХІІ веков (Великое Княжество Киевское – ВКК) было одним из крупнейших государств Европы. Править им из Киева было нелегко, поэтому украинские князья поделили его на уделы, назначая своих сынов править там под своим верховенством. Так, Юрий Долгорукий (ок. 1090 – 1157) ряд лет княжил в Суздале, потом вернулся в Киев. Там родился (от половчанки) и вырос его сын Андрей (ок. 1111—1174), прозванный Боголюбским.

Украинское государство (ВКК) было тогда сильно ослаблено беспрерывными войнами с азиатскими ордами. Используя это ослабление, Андрей Боголюбский напал в 1169 году на Киев, сжег весь город, погубил людей в нем, ограбил церкви. После этого он основал свою столицу в новопостроенном городе Владимире на реке Клязьме. Московский историк Владимир Ключевский считает 1169 год датой рождения Московского государства.

Московские историки не упоминают уничтожения Киева Андреем Боголюбским, а твердят, что Киев разрушили татары. А татары разрушили его около 1240 года, т.е. через 70 лет после Андрея. Поэтому наш летописец и записал: «Суздальцы настолько сильно разрушили в 1169 году Киев, что татарам не было уже чего разрушать в 1240 году». Как видим, традиция ненависти Московии к Киеву достаточно давняя. От Андрея Боголюбского через Иванов, Петров, Екатерин, Николаев, Александров...

В 1237 году Московщину завоевала Татарская Орда хана Батыя (1208—1255). Московские князья стали подчиненными Батыя, и он поставил по всей Московии свои гарнизоны. Татары были такими же азиатами, как и угро-финны, и эта родственность оказывала содействие слиянию обоих народов в один – московский. Московский историк подтверждает:

«Московские князья и не думали о борьбе с татарами, понимая, что покорностью и деньгами они постигнут больше, чем борьбой. В отличие от украинских князей, московские сразу признали без предостережений власть хана и установили приятельские и даже кровные связи с татарами. Сам Великий князь Михаил Тверской женился на татарке, а за ним вступили в брак с татарками все другие московские князья» (7).

/7. В. Ключевский. «Курс русской истории».

За князьями массово женились оба народа. Нетрудно вообразить, каким языком говорили их дети. Отатаривание (лучше сказать – слияние) было общим. После упадка власти Орды татары массово переходили в христианскую веру, и так из этой угро-финско-татарской мешанины создался московский народ. Народ сугубо азиатский, что подтверждает анализ их крови. Азиатские народы имеют группу крови «В», индоевропейские – группу «А». Москвины имеют «В», украинцы – «А». Москвинам присущие черты монголоидной расы, украинцам – европейской расы.

Сегодня в Московии большинство фамилий простонародья являются финскими или татарскими. Среди аристократии и дворянства – сотни тысяч. Например, царь Борис Годунов был татарин.

Татары – князья: Мансуров, Ордин-Нащокин, Салтыков, Сумбатов, Урусов, Хованский, Юсупов, и т.п.

Татары – дворяне: Аксаков, Алимонов, Арабажин, Аракчеев, Арбатов, Аргамаков, Армяков, Артанов, Архалуков, Асланбеков, Ахматов, Ахметьев, Базаров, Бакунин, Бакчеев, Балаханов, Барабанов, Барсанов, Барханов, Баскаков, Беклемишев, Берендеев, Бехметьев, Бурдюков, Бурнаков, и т.п.

Москвины, что переселились в Сибирь среди местных азиатов: якутов, камчадалов, киргизов очень скоро переняли не только язык тех народов, но даже их обычаи, даже веру (языческую), забывая свои (московские) язык и обычаи. А вот те москвины, что поселялись в Украине или в Польше, не перенимали украинских или польских обычаев, украинского или польского языка. Такова сила расовой неродственности*.

/* В полном соответствии с концепцией комплементарности (этнической совместимости/несовместимости), разработанной Л.Н. Гумилевым. – Прим. ред./

Москвины считали всех немосквинов, даже православных украинцев, еретиками, грешниками. Часто не пускали немосквинов-христиан (даже православных) в церкви. Татары были не христианами, а магометанами и язычниками. Но москвины не считали грехом брак москвинов-христиан с татарами-магометанами. Более того, Московская церковь молилась за татарских ханов. Московский митрополит Феогност проклинал и отлучал от церкви тех, кто не обнаруживал безоговорочной покорности хану Золотой Орды (8).

/8. В. Ключевский, там же.

Московский писатель свидетельствует: «Мы, русские, в Европе – гости, а в Азии мы дома» (9). Азиатский обычай продавать девушек дожил в Московии до ХХ века в форме так называемой «кладки», т.е. условленной суммы денег, которую платили родители юноши родителям девушки (10).

/9. Ф. Достоевский. «Дневник писателя». /

/10. Ф. Вовк. «Студии из украинской этнографии и антропологии». /

«...Не извне, а изнутри татарская духовность завладела душой московита. Это духовное завоевание тянулось вместе с политическим упадком Золотой Орды. В ХV веке тысячи крещеных и некрещеных татар шли на службу к московскому князю, вливаясь в массы будущего дворянства. Двухсотлетнее татарское господство не уничтожило воли в Московии. Воля в Московии погибла, собственно, после освобождения из-под татарской власти» (11).

/11. Г. Федотов. «Новый град». /

Приведенное утверждение научного работника и московского патриота Георгия Федотова (1886—1951) выглядит странным. Но оно правдиво. Мы привыкли считать татар дикарями, грабителями, так как они веками грабили Украину, брали ясырь и т.п. Тем не менее – с точки зрения той эпохи – они были не дикарями, а военными добытчиками, что в то время считалось в Европе законным занятием.

Татары (монголы) пришли из Азии, где жили вблизи высококультурного Китая. В Китае они приобрели много знаний и культурных обычаев. При татарских (монгольских) ханах всегда были китайские ученые, советники и руководители. Арабские историки ставят татарскую государственную администрацию не ниже римской. Чужеземные торговцы ездили со своим ценным товаром по всему огромному татарскому государству безопасно. А в Московии было опасно путешествовать даже в XVIII веке. Столица Татарской Орды (Сарай) была культурным городом с мощеными улицами, водостоками, с искусно построенным дворцом. В военном деле татары были не хуже римлян.

Татары были значительно культурнее прамосквинов – угро-финнов. Это признают и московские историки от Николая Карамзина (1766–1826) до Михаила Покровского (1868–1932). Все они пишут, что московское государство благодарно своим рождением татарам. Владимир Ключевский (1841–1911) пишет, что в XVI–XVIII веках 57 % московской элиты было татарского происхождения, а идею Чингис-хана заграбастать весь мир дала Московии её аристократия татарского происхождения. Знаменитый московский историк Н.М. Карамзин, заложивший основы самосознания москвинов, сам был татарского происхождения. Силу татарского влияния в ежедневной жизни видно из того факта, что москвины молились в церкви не снимая шапок с головы вплоть до 1651 года.

В составе татарского государства Московия была полусамостоятельной (автономной) и потому называлась «русский Улус». В татарском войске и правительстве служило много москвинов, в московском войске и правительстве – татар. В Сарае постоянно жило много московских торговцев, вельмож и даже московский епископ. Так же и в московских городах было полно татарских торговцев, ремесленников, вельмож. Вполне естественно они вступали в брак с местными женщинами, и когда Золотая Орда пришла в упадок, остались там, где жили.

Такое мирное слияние обеих народов московские историки называют «татарским игом» (ярмом) и пишут, что москвины в вооруженной борьбе скинули это ярмо. Это московская выдумка. Вооруженная борьба была лишь участием в борьбе отдельных ханов за власть. По своему обыкновению москвины всегда были на стороне того, кто имел больше шансов на победу.

Когда Золотая Орда распалась, никаких изменений в Московии не произошло. Все – и татары, и москвины – остались на своих местах, на старых должностях. Лишь вместо великого хана Орды высшим властителем стал царь. Московский историк свидетельствует:

«Не отделением от Золотой Орды, не свержением татарского якобы „ярма“, но совсем наоборот – благодаря принятию всего идейного наследства татар стала Московия великой силою» (12).

/12. Н. Трубецкой. «Наследие Чингис-хана».

Расовая родственность татар с предками москвинов не только облегчила и ускорила отатаривание, что пронизало очень глубоко все глубины материальной и духовной жизни Московии. Татарская кровь дала лесному угро-финну широкую степную удаль, размах кочевника и ничем неограниченный фанатизм. Эти противоречащие свойства: трусливость и удаль проявляются и в современном москвине. Он стихийно прёт ордой бить и грабить соседние народы, но вне орды подлинно трус. Это видим во всей истории Московии до сегодняшнего дня.

Позднее примешалось к московской элите (лишь к ней) небольшое количество европейской (украинской и немецкой) крови, но она растворилась в море азиатской. В конце концов, татарская эпоха Московщины длилась вдвое дольше, чем её же «европеизованная» (1709–1917) эпоха. Азиатский духовный тип москвина оказался чрезвычайно стойким.

После ХVIІІ века кое-как изменились формы, и то лишь в верхах, но наполнение всей жизни Московщины (материальной и духовной) остались на протяжении всех веков и до сих пор азиатскими. В ХІХ веке московская интеллигенция будто сняла с себя татарский «кафтан» и облачилась в европейский фрак. Этот карикатурный «истинно русский европеец» властвует до сих пор.

После 1917 года показалось, что Московия возвратится к своим естественным границам ХV века. Испуганные такой возможностью москвины принялись закладывать идеологически-правовые основы своего господства в Сибири, чтобы удержать хотя бы ее. Группа московских беглецов-профессоров – возглавил её профессор Петр Савицкий (1895—1968) – принялась разрабатывать доктрину т.н. евразийства. Евразийцы, признавая азиатское происхождение московского народа, предлагали опереть московскую физическую и духовную мощь на Азию, на все азиатское. Их клич: «Москвины, лицом к Азии!» означал ещё: «спиной к Европе». Они обосновали тезис, что Московия есть полностью естественною исторической наследницей политического и идейного капитала Чингис-хана.

Однако новым московским властителям В.И. Ульянову (Ленину) и О.Д. Бронштейну (Троцкому) удалось спасти империю, вторично захватив и покорив Украину, Белоруссию, Закавказье, Казахстан, Среднюю Азию и Дальний Восток. Острота имперского кризиса минула, евразийская доктрина застыла будто позируя.

Но сам по себе кризис не окончился, и новая московская элита бросилась торопливо строить хозяйство в Сибири, будто осуществляя доктрину евразийцев. Развитие Сибири требовало больших затрат труда, к тому же тяжелого. И социалистическая власть пошла по следам своей предшественницы – монархической: устраивать Сибирь руками и головами немосквинов. Теперь в Сибири их проживает значительно больше, чем москвинов. 

В государственных архивах СССР есть множество официальных постановлений всяких съездов, совещаний правительств от высочайшего – ЦК КПСС до наиболее низких районных – уничтожать националистов и национализм немосковских народов. Но так и не омосковили. Почему?

Москвин не знает ответа и не поймет, если кто-то ему его подскажет, так как не видит силы национального ДУХА и ДУШИ немосковских народов. Не хочет верить, что и сила передается из поколение в поколение, и чем старше народ, тем непреодолимее его сила. Этого не понимают и многие украинцы. Поэтому уместно будет сказать несколько слов об этом.

Антропологи разделяют народы по происхождению на три культурные группы: земледельческую, скотоводческую, охотничью. Духовность народов этих культур заметно отличается одна от одной.

Украинцы – народ очень давней земледельческой культуры. Москвины – народ молодой охотничьей. Эти две культуры противостоят друг другу, и эта их противоположность появилась тысячи лет тому, она оказывается во всех – без ни единого исключения – сферах физической и духовной жизни обоих народов. Именно оно – эта противостояние – определяло, определяет и будет определять все отношения между ними на протяжении всей истории до сего дня

Мы уже вспомнили, что москвины – азиатской расы, а украинцы – европейской. Из многих физических отличий вспомним лишь несколько для примера. Украинцы в основном высокого роста (170,9 см), москвины – низкого (161,5 см). Украинцы имеют длинные ноги (54,6 см), москвины – короткие (50,1 см) (13). Украинцы – круглоголовые (брахицефальность свыше 80), москвины – длинноголовые (долихоцефальность меньше 75,9).

/13. Длинные руки и короткие ноги являются признаком низших стадий развития. /

Дети от расово родственных отца-матери наследуют их свойства, которые передают своим детям, внукам, правнукам, если и дальше объединяются с расово родственными. Свойства, унаследованные от расово неродственных отца-матери, вырождаются (дегенерируют) во втором, ещё ощутимее в третьем и следующих поколениях. Дети москвина-татарки или татарина-московки передают их свойства потомкам, если и дальше будут спариваться татары-москвины. Но дети москвина-украинки, или украинца-московки являются типичными ублюдками (гибридами). Они дают выродившихся потомков, которые имеют противоположные свойства, которые, взаимно отрицая, вызывают душевную борьбу, душевный разлад, которые часто кончаются трагически (14).

/14. Е. Манойлов, статья в «Архиве криминологии», 1926. /

Убедительные примеры этого читатель найдет, исследовав жизнеописание и произведения тех московских писателей, в жилах которых течет часть немосковской (украинской) крови. Кстати, все большие московские писатели, музыканты, художнике не являются истинными москвинами (15). Немало из них не имеют ни капли московской крови, и некоторые кончали жизнь трагически, так как их немосковская душа не выдерживала московского духовного насилия. Психологический анализ жизни и произведений московских писателей, творцов-вырожденцев дал бы тысячу конкретных доказательств губительности кровного смешивания азиатов (москвинов) с европейцами (украинцами).

/15. Несколько примеров, первыми всплывшими в памяти. Литераторы: А. Пушкин «по крови» (т.е. генетически) – полуэфиоп, М. Лермонтов – шотландец, А. Грибоедов – поляк, В. Даль – датчанин, Ф. Достоевский – белорус. Художники: К. Брюллов и Н. Ге – французы, М. Врубель – немец, А. Куинджи – грек, И. Айвазовский – армянин, И. Левитан – еврей, И. Репин, П. Кончаловский – украинцы, и т.д. /

Очень выразительным для социолога есть тот факт, которые московско-украинские браки были лишь среди интеллигенции и полуинтеллигенции. Украинский простой народ – особенно крестьяне – инстинктивно избегали брака с москвинами. Они брезговали всего московского. Когда московское правительство привезло из Московии в XVIII–XIX вв. сотни тысяч москвинов и поселило их в Украине отдельными селами между украинскими, за несколько сот лет там не было московско-украинских браков. Украинские села, вооружившись топорами, вилами, выгоняли в 1917 году из Украины такие московские села, хотя правительство УНР защищало этих проходимцев.

Московское правительство, заселяя Сибирь, размещало вперемешку москвинов и украинцев, чтобы создался «единый русский народ».

(Идею «единого советского народа» московская «демократия» взяла у своей аристократии. Только аристократия была честнее: говорила откровенно «русский», а не пряталась за личиной «советский»).

За несколько лет украинцы собирались на одном краю села, а москвины – на противоположном. Обычно на сопредельных между двумя народами территориях образовываются наречия из смеси двух языков. Например, украинцы на польском, белорусском, словацком пограничье имеют смешанные диалекты.

Но на московском – как ножом отрезано – отчуждённость, ни намека на смешение языков. На московско-украинском пограничье украинские села и московские деревни были двумя полностью противоположными мирами физически и духовно. Между ними не потухла взаимная вражда. Так самая жизнь доказала не только непримиримую различие, но и противостояние народов московского и украинского.

Свой накопленный столетиями жизненный опыт народ высказывает в поговорках и пословицах. Украинский народ говорит: «На базаре не было людей, одни жиды и москали» (16). Есть сотни подобных поговорок (17). В УССР был издан большой сборник украинских поговорок. Московская власть не разрешила напечатать там ни одной антимосковской.

/16. Название «москвин» является литературной формой народного выражения «москаль». Подобные названия: русин, литвин, грузин, татарин, болгарин.  

/17. М. Номис. «Українські поговорки, пословица»./

Не только украинский народ, но и чужеземцы, которые познали духовность московского народа, говорят то же самое. Французский историк Жюль Мишле (1798—1874) сделал замечание:

«Русские не имеют самого должного, что имеет человек – это способности ощущать моральное добро и зло. А эта способность является основой всей человеческой культуры. Итак, русские не являются пока человеческими существами»

(Ж. Мишле. «История XIX века»).

Незадолго до смерти, в 1871 году, он назвал крестьянское население Московии живущим «в туне и во сне», питающим отвращение к идеям собственности, ответственности и труда. Поэтому тиранам «москвинов» запугивать и держать в подчинении проще, чем любой другой народ в мире.

Впрочем, и сами москвины сознаются, что... «мы, москвины, ни восточный, ни западный народ; мы – какая-то белиберда» (18).

/18. В. Розанов. «Апокалипсис нашего времени», 1918 г. /

 .